mamasha_curaj (mamasha_curaj) wrote,
mamasha_curaj
mamasha_curaj

Categories:

Очень добрые рассказы.

Как же быстро бежит время. Кажется, совсем недавно я принесла из роддома малюсенький сверточек и назвала этот сверточек Аннушкой, а теперь моя Аннушка уже совсем даже немаленькая, ей 20 и через год она заканчивает университет. Вот так и пробежало время...

Но речь не об этом. Когда Аня училась в школе, она как-то так незаметно для окружающих начала потихонечку пописывать. Сидит девочка целыми днями в своей комнате и пишет, пишет, пишет... А потом :"Мама, послушай, ну как?... А как думаешь, что потом с ними произошло?" И выдает то рассказ, то зарисовку, то стихотворение, то... Вобщем, много чего она тогда написала, но больше всего мне нравились ее рассказы про десятилетнего мальчишку Аркашку, которого она "срисовала" со своего младшего брата Димки.

Потом она начала писать свой роман и об рассказах даже и не вспоминает. А жаль. Они такие добрые... Поэтому я решила ее немного раздразнить и поместить ее Аркашку к себе в ЖЖ. Если Кому-то понравится, пишите, пожалуйста, свои комментарии, она их обязательно прочтет,потому что в моем журнале она частый гость и в ЖЖ ее зовут madame_pamira.

Итак, первый рассказ из серии рассказо про Аркашку:


ХЭЛЛОУВИН ПО-РУССКИ.

Здравствуйте, меня зовут Аркадием, а для друзей я просто Аркашка. Мне десять лет, живу я в красивущем городке на берегу быстротечной холодной реки рядом с лесом, в котором уютно расположился наш любимый пруд. У меня есть трое классных друзей, которых я обожаю и с которыми мы часто попадаем во всевозможные забавные истории. Вот одну такую историю я и хочу вам сейчас рассказать.

Случилось это прошлым летом, кажется, в августе, когда огородные тыквы достаточно подросли и стали похожи на небольших круглых поросят. Мы с ребятами сидели в нашем уютном гнездышке-«штабе», расположенном в овражке у самых корней старого огромного дуба, и рассматривали одну такую тыкву. Тыкву эту приволок со своего огорода Серега, и вот мы сидели и думали, чего бы это такого интересного из нее можно было соорудить. Проще всего оттащить ее к моей бабушке и заказать ей вкуснючие оладьи с земляничным вареньем. Но это ведь так скучно, а на улице каникулы и так хочется чего-то интересного и необычного, чтобы запомнить на всю жизнь, ну или хотя бы на неделю.

– О, придумал, – Димка хитро прищурился, – я слышал о таком веселом празднике. Там люди наряжаются разными страшилками, ну там ведьмами, вампирами, чертями, и всех пугают. А у тыкв вырезают рожи жу-у-уткие такие, запихивают вовнутрь горящие свечи и тоже всех пугают. Правда, здорово!
– Если честно, то не очень, – тихо возразил Колька. – Этот праздник называется хэллоувин.
– Чего?
– Хэллоувин. Слово такое английское есть, Праздник всех святых означает. А батюшка говорит, что это плохой праздник. Он посвящен всякой нечисти, и православным праздновать его – это грех.
Против этого трудно что-либо возразить. Мы все считаем себя православными: ходим с родителями в храм по праздникам, пытаемся поститься и вообще, а Колька даже батюшке на службах помогает: подает ему такую железную штуковину с ароматным дымком, кадило называется. Но батюшка сейчас так далеко, а тыква – вот она, рядышком, да и не узнает-то никто.
– Ну давайте немножечко поиграем в этот самый хэлло-как-его-там, ну чуть-чуть, – я пытаюсь уговорить друзей.
– Знаешь, Аркаш, – возражает Серега, – что-то тыкву стало жалко. Давай из нее лучше оладьи.
– Да Бог с ней, с тыквой. Хотите оладьи, тащите к моей бабуле. Она будет просто счастлива. Я вот что придумал. Помните, мы позавчера нашли на берегу лошадиный череп
– Еще бы не помнить! Мы как раз собрались сделать свистки из ивовых веточек, так этот череп как раз под ивой и лежал. То-то страху было!
– Я вот что предлагаю. Давайте из этого черепа сделаем страшилку, ну там горящие глаза, белый балахон, и повесим ее на дереве у тропинки, по которой рабочие в третью смену ходят. То-то страху будет. Люди идут, а с дерева такие жуткие вопли: а-а-а-а! у-у-у-у-у! И глаза такие огненные. Правда, здорово!
– Не нравится мне это, – Колька, наша ходячая совесть, решил все испортить своим занудством.
– Что, струсил? – съехидничал Серега.
– Нет, не струсил, просто это как-то...
– Короче, ты с нами или нет?
– С вами, конечно, вот только...
– С нами, значит, с нами, и не ной. Давайте теперь все обсудим и по домам, к родным еще нужно подлизаться, чтобы ничего не испортили.
Ночью, когда все уснули, мы тихонечко удрали из дома и пробрались в наш «штаб». Лес был загадочным и жутковато-таинственным, яркая луна заливала все мерцающим светом, так что деревья казались сказочными существами с разбросанными в стороны крючковатыми руками-ветками. Б-р-р-р! Но отступать было как-то совестно.
– Ну что, принес простыню? – спросил я у Сереги. – Давай сюда скорее.
– Принес, на, держи. Еле утащил, представляешь, мать весь вечер просидела в кресле у комода с вязанием. Я уж вертелся, вертелся возле нее, пришлось даже три ужина съесть (ненавижу эту манную кашу).
– Животик не лопнул? – съехидничал я.
– Отстань. Сам-то свечку и спички приволок?
– Угу, а череп на месте?
И череп, и спички со свечой, и новенькая белая простыня были на месте, и мы с ребятами приступили к созданию нашего привидения, жуткого, но симпатичного, как говорил Карлсон. Было слышно только наше сопение и покрякивание, когда что-то куда-то не приделывалось. Но вот, кажется, все было готово: свеча сидела в черепушке, а простыня, вроде, не собиралась отваливаться. Теперь необходимо было все это испытать.
– Ну, кто будет подопытным кроликом? – Робко поинтересовался Колька. Все дружно посмотрели на меня. Честно говоря, рядиться в привидение среди ночи в лесу мне не очень хотелось, но страх прослыть в глазах друзей трусом перевесил.
– Ладно, уговорили. Цепляйте на меня. Только свечку зажгите сами, и осторожно, чтобы макушка не загорелась.
Минут десять все трое прилаживали мне на голову несчастный череп (вот и пригодились подтяжки, которые я терпеть не мог). Свечка зажжена, можно начинать. Я осторожно вышел из «штаба» на полянку и огляделся вокруг. Страшно, елки-палки! Темные деревья, какие-то странные тени, жутковатые шорохи. Я поежился, пару раз взмахнул руками, и тут мне захотелось напугать моих дружков.
– У-у-у-у! А-а-а-а-а! Ого-го-го! Эге-ге-ге! Это я, ужа-а-а-а-сный мо-о-о-о-нстр, бойтесь меня ус-е-е-е! – заорал я дурным голосом и начал носиться по полянке и размахивать руками как ненормальный.
Однако, мальчишки, вместо того чтобы помереть от страха, дружно хохотали.
– Ну вас, – я даже обиделся, – что, совсем не страшно?
– Еще как страшно, просто жуть! Давай теперь тебя посадим на дерево, а то скоро народ пойдет, а мы не готовы.
Мы начали дружно высматривать подходящее дерево, и решили остановиться на дубе, стоящем у самой тропинки.
Минут десять вся честная компания запихивала меня на большущую ветку метрах в двух от земли. Наконец я взгромоздился на место, устроился поудобнее, а мальчишки дружно спрятались за стволы соседних дерева и затаились. Прошла минута, потом другая, потом еще и еще, однако, наши потенциальные жертвы что-то не торопились. Мне опять стало страшновато, потом немного зябко, потом...
Проснулся я от сильного пинка и резкого толчка. Оказывается, я задремал и свалился со своего насеста. Летел я недолго – зацепился за ветку, которая торчала прямо подо мной, и застрял. Я попытался освободиться, но запутался в простыне и повис вверх ногами.
– А-а-а! По-о-омоги-и-те же кто-нибу-у-дь!! – я беспомощно барахтался в воздухе.
Сначала я услыхал хохот, потом дружное "ой", а после я увидел вытянутые лица друзей.
– Ну ты, Аркашка, даешь, – протянул Димка.
– Как ты там оказался? – ошалело спросил Сережка. Коля только покачал кучерявой головой, деликатно промолчав.
– Никак, – отмахнулся я, – просто решил посмотреть на мир в ином свете.
Серега ничего лучшего не нашел, как сказать:
– Ну слезай, ты что, там ночевать собрался?
– Нет, – хмыкнул Димка, – он решил повеситься, только почему головой вниз, я не понимаю.
Я замахал руками.
– Эй, вы, сладкая троица, вы так и будете меня обсуждать?! Я, между прочим, на пол ногами, а не котелком встать хочу.
– Тебе какой пол сделать? Паркетный или ленолиум постелить? – подал голос Колька, пытаясь ну хоть что-нибудь сделать с вредной простыней.
– Нет, спасибо, мне подушечку, и непременно из заморского бархата, – я вздохнул. – Хорошо, хоть свечка потухла... Вы меня снимать собираетесь, или я так и буду вверх ногами висеть?
Мальчишки дружно потянули, правда, каждый в свою сторону.
– А-а-а-а, – я заверещал. – Вы что, обалдели?! Разорве-е-е-те-е-е-е...
Но было уже поздно: сбивая ветки и обдирая руки, я с грохотом полетел вниз. Бумс!!! М-м-мда, посадка была мягкой, почти, ведь я упал на ни в чем не повинного ежа. Как он туда попал, с-с-с-свинтус?
* * *
Не буду описывать то, что ожидало нас дома. Когда после хорошего нагоняя мама смазывала мои несчастные колени жгучей зеленкой, я думал о случившемся. Теперь я уж точно не буду праздновать хэллоувин. Прав ведь был Колька... Интересно, а день Святого Валентина так же опасен? Но проверять это мне уже почему-то не хотелось.

20 апреля 2004 г.
Tags: моя семья, творчество
Subscribe

  • Без заголовка

    Автор - Юлия_Ж. Это цитата этого сообщения Как преобразить сумку так, чтобы она стала точь в точь, как от мирового бренда! Как преобразить…

  • В этот день 11 лет назад

    Этот пост был опубликован 11 лет назад!

  • Немного про кино.

    По новым правилам кинотеатры не имеют права продавать больше 30% билетов на киносеанс, и эти билеты продаются не только в кассе кинотеатра, но и в…

promo mamasha_curaj june 25, 2013 22:12 13
Buy for 10 tokens
Други мои. Мне приятно, что многие из вас решают разместить свою запись у меня в промо, однако, давайте договоримся сразу. Вы можете рекламировать все, что угодно, кроме: - Эроктики и порнографии; - Мата на любом языке; - Антиправославных и антихристианских записей; - записей по системно-векторной…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments